Разговор один на один

Наш подход к инвестиционным проектам основан на долгосрочном стратегическом сотрудничестве и развитии компаний посредством предоставления финансовых ресурсов, а также участие в принятии управленческих решений.
16 Февраля 2017
КРИСТОФ ЖУРНЭ (MPE-MEDIA) ПРИ СОДЕЙСТВИИ АЛЕКСЕЯ ТУРБИНА (ФОНД ЭНЕРГИЯ)
LA LETTRE

LA LETTRE DES MATIÈRES PREMIÈRES ET DE L’ÉNERGIE

Кристоф Журнэ (MPE-Media) при содействии Алексея Турбина (Фонд Энергия)

Разговор один на один  

16 февраля 2017 г. 

Рынок нефти и сокращение производства странами ОПЕК и не входящими в картель: Игорь Юсуфов, бывший российский министр энергетики, основатель и глава Фонд «Энергия», уверен в эффективности недавно объявленных сокращений.


Игорь Юсуфов и Рекс Тиллерсон (слева направо) уже вели переговоры по важным соглашениям о работе нефтяной и газовой отрасли двух стран (Фото – Фонд Энергия).

   МОСКВА (МПЕ-Медиа) - Что можно сказать о влиянии решения стран, входящих и не входящих в ОПЕК, о сокращении добычи нефти и его влиянии на рост цен на нефть с начала 2017 года?

Основатель Фонда «Энергия» Игорь Юсуфов, бывший министр энергетики России, экс-председатель Совета директоров «Роснефти» и член Совета директоров «Газпрома», отвечает на наши вопросы по этому поводу и призывает к скорому созыву нового энергосаммита США-Россия, затрагивая также тему  взаимодействия с Европейским Союзом.

МПЕ-Медиа - Предусмотрены ли меры по контролю за добычей нефти после соглашения ОПЕК+? Какие, по Вашему мнению, они создают условия для изменения цен на нефть?

Игорь Юсуфов - Первое заседание Комитета ОПЕК по контролю за выполнением решения стран членов и нечленов ОПЕК по сокращению добычи, проведенное недавно, показало, что меры регулирования рынка нефти с участием критической массы производителей нефти должны быть приняты всерьез. Министры энергетики и нефти сообщили, что соглашение от 10 декабря, предусматривающее общее сокращение на 1,8 миллиона баррелей в день, соблюдается. Другим важным индикатором является рынок: естественно, глобальные цены на нефть дали бы недвусмысленный сигнал, если бы на рынках возник вопиющий дисбаланс между спросом и предложением.


МПЕ-Медиa - Как мы можем быть уверены в реальности сокращения добычи нефти?

Игорь Юсуфов - На самом деле я думаю, что мы должны иметь в виду, что соглашения такого рода не являются обязывающими. Они просто показывают, что производители готовы действовать, чтобы реально стабилизировать рынок. И мы видим, что это происходит с конца 2016-го года: будучи в прошлом министром энергетики России, я трудился на благо достижения первого такого соглашения, заключенного в Вене в 2001 г. на 117-й конференции министров нефти ОПЕК. После нескольких дней и ночей дискуссий с коллегами из доброго десятка стран-производителей нефти Россия и ее контрагенты совместно объявили об обязательстве сократить производство нефти, причем доля России составила 140.000 баррелей в день: по текущей договоренности, достигнутой в конце прошлого года, наше сокращение составит от 200 000 до 300 000 баррелей в день. В 2001-ом году цель этого соглашения была достигнута: цены на нефть стабилизировались в пределах желаемого диапазона от 20 до 25 долларов за баррель, что мы ощущали тогда  как коридор справедливых цен.

МПЕ-Медиа – Каковы в настоящее время возможные роли США и России в механизме стабилизации мировых цен на нефть?

Игорь Юсуфов - Во-первых, следует отметить, что в Первом плане по энергетике, заявленном новой администрацией США, поставлена цель достижения полной независимости от нефтяных поставок из стран ОПЕК. Кроме того, мы должны также иметь в виду еще одно намерение США, состоящее в увеличении производства сланцевых газа и нефти как для удовлетворения внутреннего спроса, так и на экспорт. Но в то же время, настоятельность диалога с ОПЕК в настоящее время очевидна. Россия будет готова поставить свой опыт на службу успеху этого дискрса. Теперь стал возможным глобальный диалог, целью которого является содействие устойчивой стабильности глобальных энергетических рынков, что, естественно, отвечает общим интересам.  

МПЕ-Медиа - А что Вы скажете о торговле нефтью и газом между Соединенными Штатами, Россией и Европой в связи с назначением г-на Рекса Тиллерсона, бывшего главы ExxonMobil, в свое время прервавшего отношения с Москвой, главой Государственного департамента при Дональде Трампе?

Игорь Юсуфов – Знаю Рекса Тиллерсона с 2002 года, когда я был министром энергетики России, с нашей встречи в Москве, и я убежден, что действия США в этой области должны быть максимально реалистичны и ориентированы на бизнес. Каковыми они,  собственно, и были, когда мы 15 лет назад обсуждали проект «Сахалин-1». Российско-американский энергодиалог начался в начале 2000-х годов с совместного заявления президентов России и США. Два Российско-американских деловых энергосаммита прошли в России и США - в Хьюстоне (штат Техас, 2002) и Санкт-Петербурге (2003). На них представители правительств и частного бизнеса двух стран обсуждали планы совместных проектов, которые до сих пор являются частью повестки дня.

МПЕ-Медиа - Какие уроки Вы можете извлечь из результатов этих саммитов?

Игорь Юсуфов - Мы искренне надеемся, что отмеченное возобновление крупных инвестиции в российскую нефтегазовую отрасль без участия американских компаний будет стимулировать лиц, принимающих решения в Москве, Вашингтоне и в европейских столицах к тому, чтобы лучше проанализировать текущую ситуацию. Давайте вспомним, что 2016-й год стал рекордным по иностранным инвестициям в энергетический сектор России.

МПЕ-Медиа - А как развиваются, например, отношения в области энергетики между Россией с одной стороны и Китаем и Индией, также крупными энергетическими державами?

Игорь Юсуфов - Китайская группа Beijing Газ инвестировала более $1 млрд в проект "Верхнечонскнефтегаз" компании «Роснефть», $5 млрд было вложено индийскими компаниями вокруг группы ONGC Videsh Ltd в проекты «Роснефти» в Восточной Сибири. А приватизация 19,5% акций «Роснефти» с участием швейцарского трейдера Glencore и Катарского инвестиционного Фонда принесла $10,2 млрд в российский бюджет.

На мой взгляд, пришло время созывать Третий Российско-американский энергетический саммит, на котором мы могли бы обсудить, какие крупные проекты может предложить Россия для реализации с помощью американских и европейских технологий и инвестиций, а также менеджерских практик ведения бизнеса.


Вернуться к списку