СМИ о нас

2 Марта 2018

Игорь Юсуфов: блокчейн и нефтяная криптовалюта вместо нефтедоллара.

   Конъюнктура нефтяного рынка подталкивает страны ОПЕК+, включая Россию, к запуску криптовалютной платформы на основе блокчейн. Использование национальных обеспеченных нефтью или другими энергоресурсами цифровых валют для расчетов на нефтяном рынке позволит наращивать экспорт нефти и привлекать международные инвестиции в обход существующих ограничений.

Как я уже упоминал ранее, достигнутое соглашение по объемам нефтедобычи в рамках ОПЕК+ добавляет уверенности участникам сделки относительно поиска новых форм взаимовыгодного сотрудничества в дальнейшем, в том числе и в развитии глобальной цифровой экономики.

Первоначальный скепсис аналитиков по отношению к возможности создания подкрепленной нефтью национальной криптовалюты, развеивается по мере того, как разные участники энергетического рынка стали подхватывать эту идею.

Что может дать отдельной стране выпуск нефтяной криптовалюты? Во-первых, это принесет экономике страны-эмитента быстрые деньги в реальной валюте от продажи нефти и поможет привлечь международных инвесторов в нефтеразработку. Во-вторых, гипотетически нефтяная криптовалюта позволит нефтедобывающим странам обходить любые финансовые и торговые ограничения, которых становиться слишком много в последние годы. Однако создание нефтяной криптовалюты без специальной площадки для осуществления торговых и обменных операций между игроками рынка будет малоэффективно. Это прекрасно понимают в странах ОПЕК+.

Аналитик PVM Oil Associates Стивен Бреннок также уверен, что запуск и расчеты в национальной криптовалюте помогут странам под санкциями нарастить экспорт нефти. Помимо этого, создание национальных обеспеченных нефтью цифровых валют и проведение расчетов на их основе в мировом масштабе в конечном счете вытеснит нефтедоллар с рынка нефти.

Но обсуждают создание нефтяной и/или национальной криптовалюты не только в странах ОПЕК. Сомнительной степени серьезности разговоры о запуске нефтяной криптовалюты OilCoin ведутся в США. Кроме того в 2017 году в Великобритании компания R Fintech анонсировала выпуск привязанной к стоимости нефти криптовалюты «bilur» (билур). У этих валют есть пока один серьезный недостаток – отсутствие государственной поддержки.

srahg.png

Серьезней выглядят заявления зампреда ЦБ Ольги Скоробогатовой ЦБ РФ о начале работы над созданием виртуальной национальной валюты в России. Российские эксперты предлагают использовать «цифровой рубль» для расчетов между государством и корпорациями.  В таком случае, государственный контроль, подкрепленный технологией блокчейн, гарантирует защиту от хищений и мошенничества везде, где имеется требования к целевому использованию денег, будь то госрасходы, бюджетные инвестиции, работа банковских структур и корпораций.

У каждой страны свой взгляд на этот вопрос. Так, в Китае также заинтересованы в создании национальной криптовалюты, но со своими особенностями. Директор Института исследования цифровой валюты при Народном банке Китая Яо Цянь (Yao Qian) выступает за создание государственной цифровой валюты только с привязкой к реальным ценностям во избежание спекуляций. Анти-биткойновая кампания в Китае последних месяцев может свидетельствовать о зачистке поля под свою государственную криптовалюту.

srysrhgb.jpg 

Курс биткойна неоднократно падал в прошлом году под давлением со стороны Национального банка Китая, ограничивающего вывод криптовалюты в рамках борьбы с отмыванием денег.

Осталось только понять к каким реальным ценностям будут привязаны новые криптовалюты России и Китая. Выбор на самом деле небольшой – это либо энергоресурсы, либо, все-таки,  национальная валюта. Причем России с её долей рынка нефти и СПГ больше импонирует первое, Китаю с его крепнущим юанем – второе.

Теперь, когда выгоды национальных криптовалют на рынке нефти более очевидны, дело за формированием группы стран, которые будут продвигать и развивать инициативу.  Формирование мощного углеродно-криптовалютного лобби позволит странам ОПЕК+, включая Россию, прийти к согласию не только по вопросам урегулирования ситуации на рынке нефти, но и по запуску новой платформы на основе блокчейн технологий. Примечательно, что сторонники нефтяных криптовалют – не из числа технократов, а людей, чей стимул к действию продиктован экономической целесообразностью.

Нефтедоллар или криптоплатформа?

В эпоху глобальных экономических кризисов и политической нестабильности национальные валюты уже не могут выступать надежным расчетным средством на рынке нефти и гарантировать стабильность нефтяных доходов ведущим странам-производителям нефти.

Обеспеченные нефтью национальные криптовалюты и нефтяная отрасль могут помочь друг другу. Кроме того их привязка к производству нефти позволит избежать волатильности  криптовалют. 

Блокчейн и технология распределенных реестров могут уже в следующем десятилетии изменить глобальный нефтяной рынок. Если на смену нефтедоллару придут привязанные к производству нефти криптовалюты, производители диверсифицируют риски и избавятся от привязки к уязвимым национальным валютам. Новые технологии позволяют перевести расчетные операции на нефтяном рынке в цифру. Цифровая инфраструктура необходимая для генерирования, обработки, хранения и обмена большими массивами данных, благодаря спекулятивной деятельностью на рынке криптовалют уже достигла необходимого качества, но с обвалом курса биткоина её рост замедлился.

Нефтедобывающая отрасль может стать новым драйвером применения технологии блокчейн вне финансовых сервисов. Технология позволяет осуществлять безопасные операции с товарами и сырьем. По прогнозам IBM, к 2020 году около 65% крупных мировых банков будут использовать ее тем или иным образом. Более того, блокчейн способен дополнить или даже полностью заменить банки и торговых посредников.

Энергетический рынок, вероятно, ждет крипто-углеводородное будущее, в котором будут взаимодействовать крупные мировые игроки в виде нефтедобывающих стран. 


 поленва.jpg

Об авторе: Игорь Юсуфов – российский государственный деятель, бывший министр энергетики Российской Федерации (2001-2004 г.г.), специальный представитель Президента Российской Федерации по международному энергетическому сотрудничеству в 2004-2011 г.г., бизнесмен, меценат, владелец Корпорации «Энергия».