СМИ о нас

12 Декабря 2017

Сложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA

   Намерение Суверенного фонда Норвегии избавиться от нефтегазовых активов обеспокоило участников рынка. Норвегия хочет сэкономить не менее 35 млрд долларов, отказавшись от инвестиций в нефтегазовый сектор и одновременно убедить ту же самую отрасль инвестировать в нефтяное будущее страны. Возможно ли это?

С одной стороны, межведомственным органом Норвегии разработана специальная программа «Energi Norge», которая предполагает полный запрет продаж на территории страны транспортных средств, работающих на ископаемом топливе к 2025 году. С другой, крупнейшая в Северной Европе госкомпания Statoil ASA по добыче и разработке нефти и газа дает десятки тысяч рабочих мест и формирует порядка 20% всех поступлений в бюджет страны. Чтобы получить общее представление о том, что сейчас происходит в Норвегии, достаточно знать следующее.

Первое. По закону Фонд не может инвестировать в норвежские активы.

Второе. «Зеленые» категорически против любых инвестиций государства в «грязные», нефтегазовые активы, в том числе и за рубежом. Не исключено, что скоро они могут добиться своего.

Третье. После более 40 лет перекачивания нефти Норвегия нуждается в новых инвестициях в нефтедобычу, которые позволят поддержать конкурентоспособность отрасли и сохранить этот источник пополнения бюджета.

Четвертое. Для банального выживания главная норвежская госкомпания Statoil нуждается в огромных инвестициях разведку и добычу новых месторождений на шельфе Северного и Норвежского морей. У фонда и правительства эти деньги есть. Но первые их дать не могут, вторые оглядываются на общественное мнение.

Больше денег – выше риск, больше ответственность.

Недавно нефтяной фонд Норвегии достиг колоссального объема в 1 трлн долларов и превратился в одного из крупнейших мировых инвесторов, на долю которого приходится 1,3 % от всего объема акций глобального фондового рынка. Сбережения Норвежского «стабилизационного» Фонда хранятся не в валюте и драгметаллах, а преимущественно в акциях компаний и облигациях.

iuor.jpg

Нефтяная платформа села на мель у берегов Шотландии. Фото: Andrew Milligan

Относительно небольшая часть средств – около 35 млрд. долларов  – направлялась в нефтедобывающую отрасль. Теперь фонд хочет отказаться от инвестиций в нефть. О чем сам же фактически и заявляет. Диверсификация рисков обусловлена двумя факторами:  «неопределенным» будущим нефти и давлением «зеленых», которые пользуются в Норвегии огромным влиянием.

В частности, фонд владеет акциями таких нефтяных гигантов как Shell, ExxonMobil и British Petroleum, для которых любой неблагоприятный намек, а тем более намек со стороны столь авторитетного игрока, рискует обернуться колоссальными потерями. Отказ Фонда от нефтегазовых инвестиций — плохой сигнал для иностранных инвесторов.

На фоне 1 трлн сумма в 35 млрд выглядит малоубедительно, но первостепенное значение имеет не сумма, а мотивация игрока и реакция рынка. Хотя в фонде и заявили, что данное решение не несет в себе негативный прогноз нефтяной промышленности, оно было расценено именно так. Как ясный и однозначный сигнал от крупнейшего производителя нефти в Западной Европе о неопределенном будущем нефтяных активов.

Вопрос активно обсуждается в правительстве, но окончательное решение еще не принято. На кону рабочие места и будущее фонда. Собственно, все, что обсуждается сейчас в Норвегии по нефти, относится больше к внутренней политике и внутреннему диалогу, нежели к внешнеэкономической деятельности государства (но все же влияет на неё).

Будущее нефтяных инвестиций зависит от того, уступит правительство «зеленым» или сохранит твердость в проведении энергетической политики.

Норвежская дилемма: экология или нефтяные блага.

В Норвегии вопрос нефтедобычи неотделим от вопроса экологии и защиты окружающей среды. Это болезненная внутренняя тема. Любые новости о наращивании добычи воспринимаются защитниками окружающей среды довольно остро. Норвежские нефтяники и правительство находятся под постоянным давлением зеленых, которые пользуются большой поддержкой населения и оказывают сильное влияние на власть.

Но в то же время, нефтегазовая отрасль Норвегии и разработка месторождений на арктическом шельфе дают десятки тысяч рабочих мест и формируют пятую часть всех поступлений в бюджет страны.

При текущем уровне рентабельности добычи, Норвегия ищет оптимальный выход, как и остальные нефтедобытчики. Сомнения – последнее, что нужно для нефтяной отрасли страны, которая переживает трехлетний спад и борется с общественным мнением. Помимо этого, Норвегии  грозит исторический иск, рискующий  остановить расширение в Арктике.

Участники рынка верят в победу нефтяного лобби в Норвегии

Несмотря на заявления фонда, твердая позиция государства внушает инвесторам уверенность.

В частности, в сообщении министерства нефти и энергетики говорится, что государственная политика в отношении ее 67-процентной собственности в Statoil ASA, доминирующей компании по добыче нефти и газа в Норвегии, также остается неизменной.

Норвегия за прошедший газовый год (с октября 2016 по октябрь 2017) экспортировала в Европу рекордный объём газа — 123 млрд кубометров, таким образом Норвегия заняла 25% в объеме потребления газа Европой, – сообщил старший вице-президент по маркетингу и трейдингу Statoil Тор Мартин Анфинсен.

Представители нефтяной отрасли страны уверенны в том, что правительство не предпримет никаких прямых шагов, которые нанесут ущерб отрасли, которая по-прежнему обеспечивает Европу углеводородами и десятки тысяч рабочих мест.

«Рамочные условия останутся стабильными, государство будет продолжать инвестировать как в разведку, так и в развитие: это самые важные сигналы, для международных компаний и инвесторов», – сказал экс-министр финансов Норвегии Карл-Эрик Шотт-Педерсен. Эти меры «кажутся намного более разумными, чем предложения экологического движения, согласно которым Норвегия должна снизить этот риск за счет снижения нефтяной активности в Норвегии». Победа «зеленых» приведет к потере тысяч рабочих мест и огромных налоговых поступлений для Норвегии».

«Нефть остается ключевым активом для Норвегии. Особенно для Государственного пенсионного фонда Норвегии, который как раз и пополняется за счет нефтяных доходов. Привлечение иностранных инвестиций в разработку шельфа не просто целесообразно, но и вполне реально, независимо от решения фонда. Ситуация с продажей доли в Saudi Aramko ясно дает понять, что в желающих инвестировать в освоение арктического шельфа или получить долю в Shell, ExxonMobil и British Petroleum недостатка не будет», — прокомментировал в электронном письме новость о решении Норвежского Суверенного Фонда Игорь Юсуфов, бывший министр энергетики РФ и учредитель корпорации «Энергия».

usufov_igor_1.jpg__1512982342__42213.jpg

Игорь Юсуфов, министр энергетики РФ с 2001 по 2004 гг, учредитель инвестиционной корпорации «Энергия»

«Это всего лишь один из нескольких негативных новостных сюжетов. … я и надеюсь, и полагаю, что это не то, что может помешать желанию международных инвесторов инвестировать на норвежский шельф», — сказал в пятницу Фроде Альфхайм, глава Industry Energy, крупнейшего нефтяного союза Норвегии.

Так есть ли на самом деле повод для беспокойства относительно нефтедобычи в Норвегии?

Справка:

Statoil ASA — крупнейшая нефтегазовая госкомпания в Норвегии (государству принадлежит 67%), одновременно и крупнейшая нефтяная компания Северной Европы. Государственным пакетом акций Statoil управляет министерство нефти и энергетики Норвегии.

Компания является одним из крупнейших поставщиков сырой нефти на мировом рынке, а также самым крупным поставщиком природного газа на европейский рынок. Statoil обеспечивает около 60 % шельфовой добычи углеводородов Норвегии.